Новости
14 февраля
7 минут на чтение
7 мин.

Информирование об аутизме может улучшить социальный опыт аутичных людей

Новое исследование показало, что информирование об аутизме уменьшает предрассудки в отношении аутичных людей, что может облегчить для них социальный опыт. Тем не менее информирования было недостаточно, чтобы избавить от подсознательного предубеждения в отношении аутичных людей

Как правило, социальные трудности аутичных подростков и взрослых пытаются уменьшить, обучая их поведению неаутичных сверстников и тому, как скрывать аутичные особенности. Но в недавнем исследовании Университета Техаса в Далласе, США, рассматривался другой подход: обучение неаутичных людей пониманию и принятию аутизма. Об этом рассказывается в пресс-релизе университета.

Результаты исследования были опубликованы онлайн 20 января в научном журнале Autism. Авторами исследования были Дезире Джонс, докторант психологии в Школе исследований поведения и мозга при Университете Техаса, и доктор Ноа Сассон, профессор психологии университета.

Исследование показало, что знакомство с проблемами и сильными сторонами аутичных людей уменьшает предрассудки и мифы об аутизме.

«Предыдущие исследования нашей лаборатории показали существование предрассудков в отношении аутичных людей. Окружающие часто воспринимают их как недружелюбных и неприятных, — говорит Джонс. — Многие предполагают, что аутичные люди не заинтересованы в дружеских отношениях или не хотят общаться с другими людьми. Мы хотели понять, как лучше бороться с такими идеями».

Распространение знаний об аутизме среди неаутичных взрослых — это смена парадигмы в отношении того, как можно улучшить социальный опыт аутичных людей. Джонс объясняет, что подобный подход — это заимствование из исследований расовой и этнической принадлежности.

«Работа исключительно с поведением аутичных людей означает, что на них перекладывают всю ответственность за социальное исключение, с которым они сталкиваются. В то время как в реальности мы должны бросать вызов идеям, которые приводят к предрассудкам в отношении аутичного поведения, — говорит она. — Исследования расы предполагают, что люди с расовыми предрассудками воспринимают расу как монолит, и они приписывают каждому представителю расы одни и те же качества. Контакт с самыми разными людьми из этой группы позволяет бросить вызов подобным стереотипам. Мы считаем, что такой же принцип применим по отношению к аутизму».

Участниками исследования были 238 неаутичных взрослых, которых разделили на три группы. Первая группа смотрела видео о принятии аутизма, которое было создано на основе PowerPoint-презентации исследователей Университета Саймона Фрейзера в Британской Колумбии. Презентация была подготовлена при сотрудничестве с аутичными взрослыми. Джонс обновила презентацию и добавила закадровый голос. Вторая группа смотрела презентацию по общим вопросам психического здоровья, в которой не упоминался аутизм. Третья группа не получала никакого обучения. После этого все участники проходили тестирование на осознаваемые и неосознаваемые предрассудки в отношении аутизма.

«В видео об аутизме приводились факты об аутизме и делался акцент на принятии. В нем перечислялись советы о том, как подружиться с аутичным человеком и говорить с ним про его интересы, — говорит Джонс. — В нем также говорилось, чего лучше избегать, например, сенсорной перегрузки или давления для вовлечения в социальное взаимодействие».

Во время последующего тестирования осознаваемых, эксплицитных предрассудков участники делились первыми впечатлениями об аутичных взрослых в видеоклипах, проходили тесты на знания и предрассудки об аутизме и говорили, что они думают о функциональных способностях аутичных людей. Также проводилось тестирование неосознаваемых, имплицитных предрассудков, которое показывало, есть ли у участников автоматические ассоциации аутизма и негативных личных качеств.

Как и ожидалось, обучение принятию аутизма привело к лучшему пониманию и принятию аутичных людей при эксплицитных измерениях. В частности, участники, прошедшие такое обучение, выражали больше социального интереса к аутичным взрослым и описывали более позитивные первые впечатления о них.

Тем не менее все участники на бессознательном уровне связывали аутизм с неприятными личными качествами, независимо от полученного ими обучения.

«Эксплицитные предрассудки находятся в сознании, они быстро меняются, их ограничивает социальная желательность, — объясняет Сассон. — Имплицитные предрассудки — это более стабильные, неосознаваемые убеждения. Это ассоциации, которые подкрепляются в течение продолжительного времени, и изменить их гораздо сложнее».

Многие такие упрямые стереотипы об аутизме подкрепляются СМИ, а также сериалами вроде «Хороший доктор» или фильмами вроде «Человек дождя».  

«Существует стереотип о том, что аутичный человек — это белый мужчина с редкими навыками, савантизмом, — говорит Джонс. — Он очень умный, но крайне неловкий в социальных ситуациях. Он лишен каких-то заметных эмоций, не выражает ни чувств, ни страсти. Такие представления могут быть вредны, и они не отражают разнообразия особенностей среди реальных аутичных людей. Они обедняют реальный спектр трудностей и навыков, которые могут быть у аутичных людей».

«Существует поговорка, что если вы знаете одного аутичного человека, то вы знаете одного аутичного человека. Это сообщество так сильно варьируется в отношении индивидуальных потребностей, сильных сторон и трудностей, что для него просто нет одного полезного прототипа. Так что важно узнать настоящих людей и избавиться от любых предубеждений. Можно надеяться, что это поможет нам улучшить социальный опыт аутичного сообщества».

Джонс считает, что ключевую роль на этом пути должны играть сами аутичные люди.

«Аутичные люди часто чувствуют, что их просто не слушают, что от них отмахиваются или игнорируют, — говорит она. — Можно стать намного дружелюбнее к ним, просто слушая то, что нам говорят реальные аутичные люди и что они ожидают от научных исследований. В нашей лаборатории работают несколько аутичных студентов магистратуры и бакалавриата, и они играют большую роль в наших исследованиях, они очень многому нас научили».

Сассон считает эти результаты многообещающими и указывающими на то, что качественное обучение по принятию аутизма может быть эффективно, хотя его долгосрочные результаты все еще неясны.

«Это была увлекательная и интересная получасовая презентация с привлекательными историями от первого лица, — говорит он. — Прошедшие такое короткое обучение неаутичные люди были больше заинтересованы в общении с аутичными людьми, у них было меньше заблуждений об аутизме, и они лучше понимали способности аутичных людей, это уже успех сам по себе».

«Другой вопрос в том, как долго сохранится такой эффект. Вполне возможно, что это лишь временный результат, и это значительно ограничит эффективность подобных обучающих программ».

В своих дальнейших исследованиях Джонс и Сассон надеются связать социальную инклюзию и принятие с психическим здоровьем и благополучием аутичных людей, которые подвержены гораздо более высокому риску депрессии, тревожных расстройств и суицидов, чем население в целом.

«Нелегко быть аутичным в мире неаутичных людей, и важно сделать социальный мир более гибким и дружелюбным для аутичных особенностей. Это может кардинально улучшить личные и профессиональные перспективы для аутичных людей», — говорит Сассон.

Подготовлено: Елизавета Морозова
Переводы17 декабря 2020
The Mighty
Как быть, если вы стали свидетелем «истерики» человека с аутизмом
Новости28 января
Аутичная женщина была избрана в законодательное собрание штата в США
Новости21 декабря 2020
В США распространенность аутизма среди взрослых составляет 1 из 45
Популярные материалы фонда
o разных способах помочь фонду узнать здесь
Самые полезные исследования, лекции и интервью в рассылке каждую неделю