Переводы
14 мая
30 минут на чтение
30 мин.

Поиск сильных сторон при аутизме

Аутизм включает разные трудности и проблемы, но появляется все больше доказательств того, что для аутичных людей также характерны определенные способности

В возрасте 21 года Дон Принц-Хьюз была бездомной, безработной и без гроша в кармане. Именно тогда она нашла свое призвание — в зоопарке американского города Сиэтл. Тогда она не знала, что у нее аутизм, — диагноз был поставлен ей только пятнадцать лет спустя, но она всегда знала, что ей сложно общаться с другими людьми и находить друзей. «Я потерпела полный крах пытаясь установить контакт с другими людьми, — рассказывает она. — Я совершенно их не понимала».

Однажды утром, повинуясь своей тяге к природе, Принц-Хьюз посетила Лесной зоопарк Сиэтла. Она бесцельно бродила между вольерами, когда увидела группу горилл. «Это было словно моментальное узнавание», — говорит она. В тот момент она почувствовала, что понимает их.

«Мне было очевидно, что они вступают в коммуникацию с помощью молчания и движений — это был и мой родной язык», — рассказывает она. Она начала приходить к животным каждый день, целый день она проводила напротив их вольера, наблюдая за их поведением. Если рядом оказывались сотрудники, она начинала активно их расспрашивать. Вне зоопарка она читала и смотрела все, что только могла найти про горилл. Наконец, зоопарк принял ее в ряды волонтеров, а потом она устроилась на работу в качестве помощника кипера и ухаживала за животными.

В дальнейшем Принц-Хьюз поступила в колледж, потом в магистратуру, а затем получила докторскую степень по междисциплинарной антропологии. В начале 2000-х годов она опубликовала две книги о гориллах, к одной из них предисловие написала знаменитая исследовательница шимпанзе Джейн Гудолл.

Принц-Хьюз считает, что именно ее аутизм помог ей сделать новаторские выводы о гориллах, поскольку она смотрела на них иначе, чем другие люди. Так думает не только она. Все больше фактов говорят о том, что аутизм часто связан с сильными сторонами. В случае Принц-Хьюз эти сильные стороны включают способность к наблюдению, внимание к деталям и интуицию в отношении животных. «Это правда и научно доказанный факт, что есть подгруппы аутичных людей, у которых наблюдаются способности, развитые лучше, чем у неаутичных людей», — говорит нейропсихолог Изабелль Сульер из Университета Квебека, Канада.

Давно было известно, что некоторые аутичные люди, которых называют аутичными савантами, проявляют необычные таланты, часто сочетающиеся с тяжелыми проблемами. У них может быть необыкновенная память или чрезвычайная одаренность в музыке или искусстве. Но признание аутичных сильных сторон не ограничивается случаями савантизма, которые встречаются редко. Скорее речь идет о не таких явных способностях, которые систематически сопровождают аутизм.

Аутичные люди говорили о своих сильных сторонах многие десятилетия. Когда в 1992 году была основана первая организация аутичных людей — Международная сеть аутизма, ее основатель и активист Джим Синклер отмечал, что он и его соратники «признают способности и сильные стороны многих аутичных людей», включая тех, «у кого нет наших навыков использования речи».

Тем не менее в течение этих десятилетий мейнстримное научное сообщество игнорировало и отмахивалось от идеи необычных способностей при аутизме. Даже если эти способности выявлялись в ходе исследования, ученые часто называли их проблемами. Подобные искажения дорого обходятся науке: неверная интерпретация аутичных сильных сторон и их игнорирование искажают понимание аутизма в целом, отмечает Сульер. Это также приводит к тому, что врачи, педагоги и другие люди патологизируют и пытаются подавить полезные особенности людей с аутизмом.

Сейчас наука начинает достигать понимания в ранних наблюдениях за сильными сторонами аутичных людей. Растет количество исследователей, которые говорят о том, что многие, возможно, даже большинство аутичных людей обладают преимуществами: это может быть необычная способность подмечать зрительные и слуховые детали, прямолинейность или сильные моральные принципы.

«Это не просто стереотипные способности при савантизме, когда есть один-единственный навык на крайне высоком уровне, — говорит Кейт Купер, исследовательница и клинический психолог Университета Бата, Великобритания. — Сейчас мы знаем, что человек со среднестатистическими особенностями аутизма тоже обладает сильными сторонами».

Хотя эти сильные стороны нельзя назвать шокирующими или удивительными, они выделяют некоторых аутичных людей на фоне их неаутичных ровесников, и это может сделать их более способными к выполнению отдельных типов работ. Некоторые из этих сильных сторон объясняют успех известных аутичных людей, включая специалистку по поведению животных Темпл Грандин, активистку по защите окружающей среды Грету Тунберг и натуралиста Криса Пэкема.

И эти способности проявляются во всем спектре аутизма, среди людей разного возраста, пола, уровня интеллектуальных и речевых способностей. «Очень важно понять, что аутичные сильные стороны не зависят от вербальных способностей или уровня IQ. На самом деле они даже чаще встречаются среди аутичных людей с ограниченной речью, например», — говорит Стивен Капп, лектор по теме психологии в Университете Портсмута в Великобритании.

Какие преимущества чаще всего встречаются у аутичных людей — этот вопрос все еще остается открытым. Но, скорее всего, одна из этих сильных сторон — очень развитое визуальное и слуховое восприятие. Лабораторные исследования стабильно показывают остроту восприятия у аутичных людей из разных стран и разного возраста, говорит Натали Руссо, психолог Университета Сиракуз, США: «В целом я бы сказала, что эти данные очень убедительные».

К этой области слухового и зрительного восприятия относятся музыкальные способности и внимание к деталям. Например, согласно одному исследованию, около 11% аутичных людей обладают идеальным музыкальным слухом (по сравнению с 0,0001% среди неаутичных людей).

У некоторых аутичных людей развитые навыки восприятия могут сочетаться с необычной способностью обрабатывать большие объемы информации и отслеживать в ней закономерности, например, если речь идет о последовательностях чисел или музыкальных нотах, отмечает Сульер. Согласно одной из теорий, области мозга, отвечающие за восприятие, при аутизме начинают выполнять другие познавательные функции, и это приводит к такой развитой способности по выявлению закономерностей. Другие исследования также указывают на положительные личностные особенности, связанные с аутизмом, — честность, преданность и надежность, хотя в отношении их данные в основном основаны на отдельных случаях.

Данная область науки все еще очень молода, и большинство исследований в поддержку даже хорошо известных сильных сторон при аутизме очень малы. Кроме того, методология этих исследований так сильно варьируется, что сравнивать их результаты очень сложно. Разнообразие проявлений аутизма также мешает выявлению конкретных преимуществ, так как у каждого отдельного человека с аутизмом не будет универсальных сильных сторон.

«Есть очень много фактов, которые более-менее верны для многих аутичных людей, но нет того, что верно для них всех», — говорит Лоран Моттрон, профессор психиатрии Университета Монреаля, Канада. И множество разных потенциальных сильных сторон образуют разные комбинации у разных подгрупп аутичных людей.

«Мы всегда говорим о подгруппах при аутизме, но нельзя сказать, что в одной подгруппе будет каждая сильная сторона», — добавляет Сульер. Выделение подгрупп среди аутичных людей — это активная область науки, в которой только предстоит провести масштабные исследования.

Само разнообразие потенциальных сильных сторон может быть преимуществом с точки зрения общества, считает Майтили Кунда, исследовательница аутизма из Университета Вандербильта, США.

«Сейчас человечество сталкивается с новыми и новыми кризисами, и сейчас нам как никогда нужны креативные подходы каждого, — говорит Кунда. — Нам не нужно, чтобы совершенно одинаковые люди пытались найти решения для всех этих проблем».

Искаженный взгляд

В 1940-х годах, когда Лео Каннер и Ганс Аспергер впервые дали определение аутизму, оба они отмечали, что это состояние связано с определенными сильными сторонами в познании. Тем не менее в течение последующих десятилетий мейнстримное научное сообщество игнорировало возможные преимущества аутизма.

«В Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам аутизм определяется в терминах трудностей, а не преимуществ, которые могут быть у аутичных людей», — говорит Купер. По ее мнению, сильные стороны очень часто связаны с проблемами при аутизме. Например, «стремление к однообразию» осложняет повседневную жизнь, но оно же связано с надежностью. Или «ограниченные интересы» тесно связаны с «высоким уровнем экспертизы в своей области». Но поскольку в диагностическом руководстве эти черты определяются исключительно как дефициты, исследования делают то же самое.

Многие исследования отражают подобный перекос в сторону дефицитов, когда аутичные сильные стороны рассматриваются как проблема. В конце 2000-х годов Мишель Доусон, аутичная исследовательница из Университета Монреаля, провела анализ научных публикаций об аутизме начиная с 1970-х годов, пытаясь найти описания сильных сторон. Во время встречи Международного общества исследований аутизма в 2009 году она сообщила, что 41% из 71 исследования классифицировали положительные особенности при аутизме как дефициты.

В одном исследовании 2004 года, например, 17 аутичных участников выполняли задание на понимание текста быстрее, чем 17 представителей контрольной группы, а точность выполнения задания была лишь чуть ниже, чем у контрольной группы. Но после анализа данных сканирования мозга исследователи заявили, что различия в нейронных связях мозга у двух групп отражают «речевые нарушения при аутизме».

Тенденция игнорировать таланты аутичных людей до сих пор доминирует в науке. Например, исследование принятия моральных решений 2020 года показало, что аутичные люди чаще отказываются от нечестно полученных денег, чем неаутичные. Но авторы исследования не делают вывода о моральных преимуществах аутичных людей. Вместо этого они говорят, что аутичные люди «более ригидные» и «страдают из-за неоправданного беспокойства о нечестной выгоде». Когда Доусон привлекла внимание к этому исследованию на своей странице в твиттере, этот пост собрал сотни ретвитов и более 1 200 лайков, и в результате огласки редактору журнала Journal of Neuroscience пришлось добавить комментарий к онлайн-версии издания о том, что авторы «в курсе беспокойства» об их исследовании и «работают над тем, чтобы ответить на него с помощью доказательств, прежде чем финальная версия этой статьи будет опубликована».

Но несмотря на эту повальную сосредоточенность на дефицитах, небольшое количество исследователей все-таки пыталось определить, какие сильные стороны сопровождают аутизм. Первые такие исследования появились в 1997 году. Тогда была опубликована статья о том, что отцы и деды аутичных детей чаще работают в области технологий. Ученые выдвинули гипотезу о том, что гены, связанные с аутизмом, могут быть также связаны со способностью понимать взаимодействие объектов и их механические качества. Это был всего лишь намек, но на тот момент сама концепция преимуществ, связанных с аутизмом, была новаторской. «Вместо того чтобы фокусироваться на социальных дефицитах и инвалидности, мы хотели посмотреть на обратную сторону медали, на то, что хорошо удается аутичным людям», — говорит Саймон Барон-Коэн, который возглавляет Центр исследований аутизма в Кембриджском университете, Великобритания.

В течение последующих десятилетий другие ученые присоединились к этому поиску сильных сторон. Поиск по научным исследованиям в Google сейчас выдает 136 результатов для «аутичных сильных сторон», большинство этих исследований были опубликованы в течение последних десяти лет. В качестве примера можно привести новый проект докторантуры британского Университета Бата, прием заявок в который закрылся в прошлом ноябре и который был направлен на поиск «скрытых талантов» людей с аутизмом. Выбранные кандидаты будут исследовать то, как эти таланты могут поддерживать психическое здоровье людей с аутизмом и другими особенностями развития.

Один из способов узнать, что хорошо получается у аутичных людей, — спросить их самих. В одном исследовании 2019 года ученые провели интервью с 24 аутичными взрослыми о том, какие качества они приписывают своему аутизму и как эти качества помогали им в учебе, на работе и в отношениях с другими людьми. Участники отмечали необычно высокую способность на чем-то сосредоточиться, запоминать детали и помнить факты, опыт или разговоры. Один участник сказал, что его способность концентрироваться на предмете помогла ему преуспеть во время учебы в магистратуре, в то время как другой участник сообщил, что получал награды за обслуживание клиентов на работе благодаря вниманию к деталям. Многие также подчеркивали свою креативность, честность и способность к сопереживанию, особенно в отношении животных и других аутичных людей.

В 2020 году Купер и ее коллеги спрашивали 140 аутичных подростков и взрослых, какие слова и фразы ассоциируются у них с аутизмом. Некоторые из этих слов были негативными («одиночество», «эмоциональные сложности» и «тревожность»), но другие были позитивными, например, «одаренный», «уникальный», «заботливый», «сосредоточенный», «рациональный» и «внимание к деталям». В малых фокус-группах участники сообщали о позитивных аспектах своего аутизма. Они говорили, что не чувствуют ограничения их социальными нормами и что гордятся быть не такими, как все. Они также проявляли эмоциональную стойкость — способность увидеть позитивную сторону проблематичной ситуации.

Как показало исследование, чем больше позитивных черт участник связывал с аутизмом, тем больше он гордился тем, что он часть аутичного сообщества. Эти данные могут иметь очень большое значение для улучшения психического здоровья среди аутичных людей, считает Купер. «Если мы поможем создавать пространства, в которых аутичные люди смогут общаться вместе и видеть позитивные стороны своего аутизма, то это поможет им лучше относиться к себе и своим отличиям от других людей».

В поиске талантов

Ученые также пытаются раскрыть сильные стороны аутичных людей в ходе экспериментальных исследований. Более десяти опубликованных исследований поддерживают идею о том, что аутизм часто сочетается с необычно сильными зрительными способностями (хотя также нередко при аутизме встречаются и проблемы со зрительным восприятием). Эти способности, которые не относятся к савантизму, но все равно превышают норму, включают поиск различий между схожими предметами и закономерностями и выделение деталей, например, поиск цифр или букв среди похожих знаков.

Например, исследование 2012 года, проведенное Сульер, Моттроном, Доусон и их коллегами показало, что 42 аутичных человека значительно быстрее, чем 30 людей из контрольной группы распознавали, какая из двух вертикальных линий, ненадолго показанных на экране, была длиннее. В исследовании 2020 года Руссо и ее коллеги обнаружили, что 24 аутичных ребенка лучше, чем 30 неаутичных детей выявляют фиолетовые буквы среди черных букв, которые предъявляются в последовательности с разной скоростью. Эта работа повторяла исследование 2016 года, которое показало схожие результаты. В данной работе аутичные дети гораздо лучше справлялись с заданием на самых высоких скоростях. «Люди с аутизмом, похоже, не только с большей вероятностью замечают детали, но и определяют эти детали в своей окружающей среде», — говорит Руссо.

Согласно исследованию 2015 года эта сильная сторона присутствует и у невербальных аутичных детей. Данные по зрительным способностям в спектре аутизма очень убедительные, отмечает Сульер, и они «воспроизводились в множестве разных лабораторий, с разными задачами и среди людей разного возраста и интеллектуального уровня».

Эти особенности зрительного восприятия можно заметить еще в младенческом возрасте. В исследовании 2015 года ученые протестировали навыки зрительного поиска среди 82 девятимесячных младенцев, у которых были старшие аутичные брат или сестра (а значит, вероятность последующей диагностики аутизма для них была выше), а также среди 27 младенцев из контрольной группы. Ученые показывали младенцам круги из маленьких букв X и одной О, S, V или +. Они отслеживали взгляд детей, чтобы определить, посмотрит ли ребенок сначала на Х или на другой символ. Дети, которые смотрели на другой символ, обладали более развитыми способностями зрительного поиска, и у них было больше симптомов аутизма в соответствии со стандартизированными тестами, которые проводились в возрасте 15 месяцев и 2 лет, по сравнению с детьми, которые просто смотрели на Х.

Некоторые эксперты предполагают, что аутичные люди могут лучше справляться с заданиями на зрительный поиск благодаря лучшей способности уделять внимание деталям. Согласно исследованию 2020 года, внимание к зрительным деталям коррелирует с чертами аутизма, и более ранние работы предполагают, что аутичные люди склонны фокусироваться на деталях в большей степени, чем неаутичные люди в схожих обстоятельствах. «Люди с аутизмом, возможно, воспринимают мир через фильтр, который усиливает интенсивность деталей изображений в каждый отдельный момент жизни», — считает Арьен Алинк, исследователь из Университетской клиники Гамбург-Эппендорф, Германия, который возглавлял работу 2020 года.

Некоторые аутичные люди также могут обладать повышенными способностями к восприятию звуков. Помимо того что у них чаще есть идеальный музыкальный слух, люди с аутизмом часто обладают очень хорошей музыкальной памятью — способностью вспоминать мелодии и последовательности звуков разного тона и длительности. Они также лучше, чем неаутичные сверстники, определяют диссонантные ноты в музыке и узнают мелодии с минимальными подсказками. Например, исследование 2005 года среди 15 аутичных детей показало, что они гораздо точнее, чем их неаутичные ровесники, определяют повышение или понижение тона в последовательности нот, исполняемых на клавиатуре. Возможно, эти преимущества связаны с тем, что мозг при аутизме воспринимает информацию от органов чувств в более чистом виде, не связывая ее с социальной и эмоциональной информацией, считает Моттрон.

Способность обрабатывать большие объемы информации может быть связана с некоторыми из этих навыков восприятия. В исследовании 2019 года 23 аутичных и 50 неаутичных детей смотрели видео, на которых педагог рассказывал историю. Видео включали информацию на фоне, которая могла быть связана или не связана с историей. Аутичные и неаутичные дети одинаково хорошо отвечали на вопросы про историю и связанную с ней информацию, но только аутичные дети вспомнили данные, не имевшие отношения к истории. Исследование 2012 года также показало, что если увеличить объем материалов для зрительного восприятия, то неаутичным взрослым станет сложнее найти конкретную деталь, но для аутичных взрослых это не затрудняло задачу. В третьем исследовании ученые обнаружили, что увеличение требований к обработке зрительной информации снижает способность к восприятию слуховых сигналов у большинства людей, но у аутичных людей этого не происходит.

Данные о том, насколько хорошо аутичные люди могут мысленно манипулировать предметами в пространстве, остаются противоречивыми. В исследовании 2011 года Сульер, Моттрон и их коллеги просили 11 аутичных подростков и взрослых и 14 неаутичных людей из контрольной группы (такого же возраста и уровня интеллекта) мысленно вращать две трехмерные геометрические фигуры, чтобы решить, одинаковые они или разные. Аутичные участники выполняли задание гораздо быстрее и точнее, чем люди из контрольной группы. В исследовании 2016 года 30 аутичных детей лучше выполняли задание по мысленному вращению фигур, чем 30 неаутичных детей. Некоторые аутичные люди «обладают повышенной способностью к мысленной визуализации объектов и их разбору», отмечает Сульер.

Но есть и доказательства обратного. В 2014 году метаанализ не нашел доказательств того, что аутичные люди лучше справляются с мысленным вращением объектов, к такому же выводу пришло исследование 2017 года. «Определенно у людей с аутизмом есть более развитые способности, но не в области мысленной ротации», — говорит Кристина Фальтер-Вагнер, клинический психолог Мюнхенского университета, Германия, которая возглавляла исследования 2014 и 2017 годов.

Численное преимущество

Другой открытый вопрос связан с тем, действительно ли аутичные люди лучше замечают зрительные, математические или музыкальные закономерности или же эта способность есть только у аутичных савантов, среди которых обычно и изучалась эта особенность. Некоторые эксперты считают, что распознавание закономерностей является естественным продолжением способности замечать и обрабатывать детали. Барон-Коэн давно утверждал, что способность видеть закономерности и создавать системы по организации информации является центральной для аутизма. В своей новой книге «Искатели закономерностей: как аутизм способствует человеческой изобретательности» он утверждает, что этот важный навык связан с рядом научных достижений и может быть ключевым для решения многих проблем современного человечества.

Он приводит много доказательств в пользу своей теории. Исследование 2015 года среди 450 000 людей из населения в целом, которое он проводил с коллегами, показало, что карьера в области науки, технологий, инженерии или математики коррелирует с высоким результатом теста на коэффициент спектра аутизма (Autism Spectrum Quotient, ASQ). В 2011 году он и его команда ученых сообщили, что уровень распространения аутизма в городе Эйндховен, который называют Силиконовой долиной Нидерландов, в два раза выше, чем в двух других голландских городах схожего размера, в которых нет развитой технологической индустрии. Тем не менее Барон-Коэн и его коллеги признают, что это может объясняться просто тем, что население Эйндховена лучше осведомлено об аутизме.

Эта теория все еще остается спорной, но все больше экспертов поддерживают эту идею. Люди с чертами аутизма «почти наверняка в большей степени представлены» в областях технологий и естественных наук, говорит Свен Бёльте, профессор детской и подростковой психиатрии в Каролинском университете, Швеция. Нет данных о том, какой процент аутичных людей имеет талант к работе в данных областях, но, скорее всего, это лишь подгруппа. «Их познавательные сильные стороны могут делать этих людей немного более предрасположенными к определенной работе, но в целом нет причин ограничивать их только этой областью», — говорит Бёльте.

Выделить подгруппу аутичных людей с определенной сильной стороной очень сложно, так как для этого понадобится очень большая и репрезентативная выборка аутичных людей. Но даже в рамках масштабного исследования результат зависит от того, когда оно проводилось, потому что количество диагнозов «аутизм» увеличивается со временем. Также важно понять, что именно можно считать сильной стороной. Например, распространенность гиперлексии — ранней способности к чтению, распознаванию букв и цифр в сочетании с задержкой в навыках понимания прочитанного — по разным оценкам составляет от 5 до 20% среди детей с аутизмом и другими нарушениями развития в зависимости от того, какими критериями пользуются ученые. Также важно, какие именно аутичные люди участвуют в исследовании. «Эти цифры полностью зависят от ваших методологических решений», — говорит Моттрон.

Более того, не совсем понятно, что именно можно считать сильной стороной, так как это зависит от ситуации. Например, способность полностью на чем-то сосредоточиться — это плюс, если речь идет о рабочем проекте или учебном задании, но навязчивая потребность довести дело до конца также может лишить человека сна и поставить под угрозу другие повседневные задачи, отмечает Капп. В 2019 году Капп провел исследование среди 24 аутичных взрослых, и один из участников сообщил, что его гиперчувствительность к цвету является плюсом, который помогает ему наслаждаться природой, но из-за этого он начинает быстро испытывать перегрузку на оживленной улице. Другая аутичная женщина, работающая садовником, сказала, что внимание к деталям помогает ей быть лучшей в прополке, но при ограниченных временных рамках это большой минус. Честность и открытость способствуют близким дружеским отношениям, но неспособность соврать из вежливости может задеть чувства друзей.

«Само жесткое деление на сильные и слабые стороны является ложным, — считает Джинни Расселл, научная сотрудница по психическому здоровью и нарушениям развития Эксетерского университета в Великобритании, которая участвовала в этом исследовании. — Все очень сильно зависит от контекста».

Практическая польза

В то же время эксперты подчеркивают, что акцент на позитивных аспектах этих черт может иметь важное практическое значение. Это может поддержать самооценку и самоуважение аутичного человека, а также будет способствовать развитию навыков для будущего трудоустройства, считает Т.А.Меридиан Макдональд, которая возглавляет лабораторию «Жизненный спектр» в Университете Вандербильта. В рамках пока продолжающегося исследования Макдональд просит более 1 000 аутичных взрослых оценить, в какой степени их поддерживали и поощряли заниматься своим специальным интересом. Результаты могут открыть, как ранняя поддержка специальных интересов (или ее отсутствие) формирует идентичность аутичных людей и их навыки для дальнейшего трудоустройства.

Один из способов увеличить эту поддержку, считает Макдональд, это модификация программ терапии таким образом, чтобы они больше внимания уделяли сильным сторонам. Раннее вмешательство при аутизме очень важно, говорит она, но в нем есть тенденция к механическому обучению социальным и повседневным навыкам. Аутичный ребенок, который проводит 40 часов в неделю в такой программе, считает она, может не располагать временем для своих специальных интересов, возможно, ему даже мешают ими заниматься.

«Раннее вмешательство может считать специальный интерес к машинам, например, слишком ограниченным, а потому специалисты могут работать над его уменьшением, но если бы речь шла о типичном ребенке с таким же интересом, то его бы в этом поощряли», — говорит Макдональд. Поощрение специального интереса может помочь подготовить ребенка к профессиональному успеху.

Некоторые университеты, в том числе Университет Макгилла в Монреале и Университет Вандербильта, инициировали программы по развитию сильных сторон аутичных людей и их трудоустройству. Некоторые компании и организации уже признают преимущества найма аутичных людей. Но эти инициативы все еще носят изолированный характер. «В целом для абсолютного большинства компаний и всего общества это все еще очень новая идея», — говорит Бёльте. Он считает, что нужны национальные планы по интеграции аутичных людей на рабочих местах, а также глобальные сдвиги в восприятии и подходах к аутизму в обществе.

Лучшее понимание аутичных сильных сторон может способствовать развитию подобных инициатив. Именно поэтому Моттрон планирует изучать то, как аутичные сильные стороны связаны с тем, как аутичные люди усваивают и хранят информацию. Другие ученые хотят выявить группы аутичных людей с общими талантами. «Эти способности присутствуют не у всех аутичных людей, — говорит Сульер. — Некоторые способности объединяются вместе, и будет полезно выявить закономерности среди способностей в подгруппах аутичных людей».

В качестве шага в этом направлении Сульер и Кунда изучают то, почему некоторые аутичные люди лучше проходят тест на зрительно-пространственные способности, в которых нужно располагать окрашенные кубики в соответствии с определенным дизайном. Они используют камеры и программы по отслеживанию взгляда для измерения определенных параметров, когда аутичные и неаутичные люди выполняют это задание, в том числе как долго они смотрят на каждый элемент, какие кубики они передвигают и в каком порядке, и как быстро они корректируют свои ошибки. Исследователи обработают эти данные с помощью специального алгоритма, который должен выявить разные стратегии по решению головоломки. Они надеются, что смогут связать эти стратегии с другими чертами и результатами выполнения других задач. Эти результаты могут помочь в будущем выявлять уникальные навыки аутичного человека и даже подбирать работу, которая будет лучше всего им соответствовать.

Некоторые эксперты считают, что выявление сильных сторон должно стать частью процесса диагностики. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам строго ориентируется на дефициты, но классификация Всемирной организации здравоохранения поощряет оценку как сильных, так и слабых сторон. Бёльте и другие ученые призывают врачей и других специалистов использовать последний вариант классификации при оценке способностей людей с аутизмом. «Диагностика должна определять дальнейшие шаги по улучшению жизни человека, — говорит Бёльте. — Это ее цель».

Перевод: Елизавета Морозова
Источник: Spectrumnews.org
Переводы20 февраля
Spectrumnews.org
Как аутичные люди меняют науку об аутизме
Переводы9 июля 2020
Какая поведенческая терапия подходит детям с высоким уровнем навыков?
Переводы6 апреля
Different Roads to Learning
Каким должен быть современный прикладной анализ поведения (ПАП) для аутичных людей
Популярные материалы фонда
o разных способах помочь фонду узнать здесь
Самые полезные исследования, лекции и интервью в рассылке каждую неделю